От шорт-листа «Арсенала» и «Ювентуса» до свободного агента в 27 лет. Грустная история Жано Ананидзе - Sport News
Четверг, 1 октября, 2020
Футбол

От шорт-листа «Арсенала» и «Ювентуса» до свободного агента в 27 лет. Грустная история Жано Ананидзе

2
Sport News

Уже мало кто помнит, что путевку в профессиональный футбол ему мог дать один из самых принципиальных соперников «Спартака» на постсоветском пространстве. В 13 лет Жано оказался в киевском «Динамо», и это казалось перспективным вариантом развития карьеры. Ананидзе попал к Александру Лысенко, который воспитал не одну звезду, включая Андрея Шевченко, но их совместная работа продлилась всего полтора года. Как рассказывал тогдашний агент игрока, известный в прошлом грузинский футболист Реваз Челебадзе, киевляне не захотели отпускать Жано в юниорскую сборную. Полузащитник вместе с официальным представителем и отцом принял решение остаться в расположении национальной команды, а через некоторое время получил уведомление об отчислении из академии «Динамо». Ситуацию ловко подкараулил «Спартак», чьи скауты приметили Ананидзе как раз в матче за сборную Грузии за пару лет до того.

— Западные клубы к нам обращались через агентов, а мы с Амираном (отец Ананидзе. — Прим. Sportbox.ru) хотели общаться с потенциальными работодателями напрямую, — рассказывал Челебадзе «Спорт-Экспрессу» в октябре 2009 года. — Единственный, кто вышел непосредственно на нас, был технический директор «Спартака» Евгений Смоленцев. Приехали в Москву, осмотрелись, пацану все очень понравилось, переговоры красно-белые вели профессионально — мы ударили по рукам и сейчас очень довольны, что этот трансфер состоялся. «Спартак», уверен, сделает для Жано все, и здесь, не сомневаюсь, у него отличные шансы пойти очень далеко.

Довольно быстро стало очевидно, что красно-белые заполучили игрока недюжинного таланта. Ананидзе произвел приятное впечатление на Валерия Карпина, который позволил ему дебютировать на профессиональном уровне уже в 16 лет. Хавбек вышел в стартовом составе на кубковый матч с «Краснодаром», и его гол в самой концовке оказался победным (2:1). Вскоре вундеркинд начал получать практику и в чемпионате России, поучаствовав в ярких разгромах «Локомотива» (3:0) и «Ростова» (5:1). Выдержать конкуренцию с Алексом юный полузащитник был не в силах, но все видели в нем не меньший потенциал, чем у бразильского мастера. Уже тогда в прессе появились сравнения с Лионелем Месси, которые Валерий Карпин старался пресекать.

— Давайте пока не будем сравнивать несравнимые вещи, — говорил тренер «Спартака» в разговоре с «Советским спортом». — Один пока не всегда попадает в основной состав «Спартака», а второй — несколько лет как лучший игрок футбола. Но Жано талантливый парень и может стать очень хорошим футболистом. Потому он, собственно, и оказался в «Спартаке». Препятствием для регулярного попадания Жано в основной состав является только конкуренция. По работе на тренировках у меня нет к нему претензий.

За первые четыре сезона Ананидзе провел за «Спартак» внушительные 75 матчей во всех турнирах, но твердым игроком стартового состава так и не стал. Кроме того, уже пошли первые травмы, число которых в будущем росло в геометрической прогрессии. Поэтому в сезоне-2013/14 Карпин отправил хавбека вместе с Артемом Дзюбой в «Ростов», что стало настоящей удачей. Оба спартаковца исполняли в построениях Миодрага Божовича ключевые роли и внесли весомый вклад в победу клуба в Кубке России. Но по возвращении в Москву Ананидзе не смог проявить себя ни при Карпине, ни при Якине, ни при Аленичеве — из-за недостаточно сильной игры и очередных травм.

Последним ярким моментом в спартаковской карьере хавбека стал чемпионский сезон с Каррерой. Грузину почти удалось забыть о проблемах, отметившись 4 голами и 2 передачами в 22 турах РПЛ, но вскоре удача вновь от него отвернулась. Почти весь следующий сезон Ананидзе пропустил по причине нездоровья, а во второй половине на тренировке получил разрыв крестообразных связок колена. Затем было долгое восстановление, возвращение в команду уже при Олеге Кононове и зимний переход в «Крылья Советов» на правах аренды. В Самаре хавбек здорово начал, но ближе к концу чемпионата вновь выбыл из строя на длительный срок.

На момент возвращения в «Спартак» Ананидзе было 26 лет, так что особой надежды на отработку щедро выданных авансов уже не было. Завоевать доверие Кононова, а затем Тедеско грузин не смог и прошлой зимой попросил о расторжении контракта. Клуб был не против расстаться с хавбеком, который провел в его составе за десять лет почти полторы сотни матчей, и даже выплатил миллион евро компенсации.

— Нелегко было расставаться с командой, где провел полжизни, — признавался Ананидзе в интервью «Чемпионату». — «Спартак» дал мне всё. Я прилетел сюда 15-летним парнишкой. Сейчас многие спрашивают: «Почему не уходил раньше?» А я не уходил потому, что до Кононова в «Спартаке» был Каррера, и это был лучший «Спартак», за который я играл. Мы стали чемпионами, я попадал в основу и конкурировал. Ни разу не было такого, чтобы я пять матчей подряд не выходил на поле. И даже три матча подряд. Но при Кононове я понял, что это уже не тот «Спартак». И что мне тут делать, если на меня не рассчитывают? Я решил, что надо уходить. Когда первая половина чемпионата подошла к концу, я сам пришёл к Томасу Цорну и сказал: «Я найду варианты, отпустите, пожалуйста. Не мучайте ни меня, ни себя. Мне уже 27, сидеть на лавке не хочется. Надо решать, что дальше».

Для реанимации карьеры Ананидзе выбрал максимально удачный, хотя и неожиданный вариант. Хавбек уехал в кипрский «Анортосис», который возглавляет известный грузинский специалист Темури Кецбая, хорошо знакомый с игроком по работе в национальной команде. Вот только не успел воспитанник «Спартака» набрать оптимальную форму, как на тренировке в марте вновь травмировал колено. Самого пессимистичного сценария удалось избежать, но больше за «Анортосис» Ананидзе не играл, проведя в общей сложности шесть неполных матчей без результативных действий. Межсезонье он встретил свободным агентом, открытым для любых предложений, которых было не так уж и много.

Ходили слухи о возвращении на родину — в тбилисское «Динамо», например. Но подвернулся куда более привлекательный вариант с «Ротором», который искал усиление под РПЛ. Новичок чемпионата России предложил грузину контракт всего на один сезон, зато сделал его самым высокооплачиваемым в команде: 1,7 миллиона рублей в месяц и еще миллион в виде бонусов. Но, в отличие от Кипра, здесь Ананидзе даже не успел дебютировать — сказались последствия той самой травмы колена полугодичной давности. Сделав УЗИ и МРТ, хавбек пришел к выводу, что придется ложиться на операцию, а значит, за «Ротор» он мог и вовсе не сыграть. Расторжение контракта виделось в таких обстоятельствах единственным взаимоуважительным решением.

— Моя самая большая обида — травмы, — признавался Ананидзе в феврале. — Я очень много пропустил, это сильно помешало в карьере. Уверен: я мог уйти из «Спартака» за хорошие деньги в чемпионат из топ-5. Думаю, я спокойно мог там играть. Это моя самая большая боль. Причём у меня было мало незначительных повреждений — вроде надрывов мышц. Если травма, то серьёзная. Два раза вылетал на пять месяцев с голеностопом. Восстанавливаешься, выходишь на поле — рвёшь «крест», и это уже в сумме полтора года…

Когда-то Ананидзе входил в сферу интересов «Арсенала», «Ювентуса», «Милана», «Севильи» и других больших европейских клубов. «Спартак» рассчитывал вырастить из него лидера команды и в будущем выручить хорошие деньги, но карьера вундеркинда сложилась во многом драматически. В этом возрасте он должен был стать звездой европейского масштаба, а в итоге остался без клуба и с перспективой очередного хирургического вмешательства. После стольких ударов по здоровью, причем в самых неприятных для футболиста местах, тяжело восстановиться даже не столько физически, сколько психологически. Хочется верить, что Ананидзе удастся побороть болячки и еще сказать веское слово на самом высоком уровне, но после «Анортосиса» и «Ротора» у него вполне могли появиться мысли о завершении карьеры. 

Sport News

Добавить комментарий